Политика и общество -

Archive for the ‘Творчество’ Category

Культура,Мировые новости,Творчество

30.03.2013

Умер Валерий Золотухин

Народный артист России Валерий Золотухин умер в Москве в возрасте 71 года. Об этом в эфире «Эха Москвы» рассказал руководитель департамента культуры столицы Сергей Капков.

Золотухин был госпитализирован в Российский центр рентгенорадиологии 4 марта с онкологическим заболеванием, которое начало давать отрицательную динамику с конца февраля. Болезнь нанесла серьезный удар по центральной нервной системе. Золотухин не мог говорить и практически не двигался.

Через неделю источник в Театре на Таганке сообщил, что состояние Золотухина резко ухудшилось.

После ухода из Театра на Таганке Юрия Любимова Золотухин занял место художественного руководителя театра, однако покинул этот пост, оказавшись в больнице.

wedding dresses online australia,christian louboutin outlet,polo ralph lauren italia,louis vuitton handbags,michael kors handbags

Газеты, журналы, книги,Творчество

13.03.2013

Сергей Михалков, везучий Классик

Tags: ,

Сергей Михалков жил при царе и при Сталине,

при Хрущеве и Путине.

И это не мешало ему делать в

жизни только то,

что казалось правильным…

100 лет назад родился Сергей Михалков – автор трех вариантов гимна нашей страны и детских стихов про советского супермена дядю Степу-милиционера. Михалков и сам, кажется, обладал какими-то сверхспособностями, про себя он всегда говорил: «Я везучий».


Вечный подросток

Однажды, разменяв уже восьмой десяток, Сергей Владимирович Михалков попал к болгарской прорицательнице Ванге. «Этот русский будет жить долго», – сказала она, как только он вошел в комнату. И дала совет: «Живи, как живешь. Всегда прислушивайся к своему внутреннему голосу. Чувствуешь, не надо этого делать – не делай, не хочешь идти по этой дорожке – не иди».
Сергей Михалков действительно прожил долгую жизнь и, судя по всему, сделал это именно так, как хотел. Он пережил революцию, гражданскую войну, вернулся живым с Великой Отечественной (а военные корреспонденты часто не возвращались с передовой). На его веку в стране поменялось девять правителей, да и сама страна несколько раз менялась до неузнаваемости.

Есть мнение, что пройти через все это без особых потерь может только конформист, человек, умеющий приспосабливаться. А по наблюдениям близких коллег, он всегда считал себя поэтом, политикой особо не интересовался, а к вождям относился немного свысока.
В Союзе писателей, который он возглавлял более 20 лет, его называли не по имени-отчеству и не по фамилии. Михалкова все называли Классиком. И еще говорили, что на самом-то деле, лучше всего его понял Самуил Маршак, который заметил когда-то: «Михалкову всегда двенадцать». Даже тогда, когда Классику перевалило за 90.
«Ты лежишь, подушка смята…»

Поговаривают, что именно за эту «Колыбельную», известную больше под названием «Светлана», Михалков получил в 26 лет свой первый орден Ленина. Сам Классик рассказывал эту историю так: молодой, красивый поэт приударял за студенткой с русой косой.
«Хочешь, я посвящу тебе стихотворение и опубликую завтра в «Известиях»?» – решил он однажды поразить красавицу. «Попробуй», – пошутила девушка. А он поспешил в редакцию, зная заранее, что стихи уже стоят на полосе, и надо только заменить название и имя героини.

Светлана

Ты не спишь,
Подушка смята,
Одеяло на весу…
Носит ветер запах мяты,
Звезды падают в росу.
На березах спят синицы,
А во ржи перепела…

Почему тебе не спится?
Ты же сонная легла!

Ты же выросла большая,
Не боишься темноты…
Может, звезды спать мешают?
Может, вынести цветы?

Под кустом лежит зайчиха,
Спать и мы с тобой должны.
Друг за дружкой
Тихо-тихо
По квартирам ходят сны.

Где-то плещут океаны,
Спят медузы на волне.
В зоопарке пеликаны
Видят Африку во сне.
Черепаха рядом дремлет,
Слон стоит, закрыв глаза.
Снятся им родные земли
И над землями гроза.

Ветры к югу повернули,
В переулках — ни души,
Сонно на реке Амуре
Шевельнулись камыши,
Тонкие качнулись травы,
Лес как вкопанный стоит…

У далекой
У заставы
Часовой в лесу не спит.
Он стоит —
Над ним зарницы,
Он глядит на облака:
Над его ружьем границу
Переходят облака.
На зверей они похожи,
Только их нельзя поймать…

Спи. Тебя не потревожат.
Ты спокойно можешь спать.
Я тебя будить не стану:
Ты до утренней зари
В темной комнате,
Светлана,
Сны веселые смотри.

От больших дорог усталый,
Теплый ветер лег в степи.
Накрывайся одеялом,
Спи…

Возлюбленную звали Светой. По удивительному совпадению это стихотворение появилось как раз в день рождения другой Светланы – дочери Сталина. Поэта пригласили в ЦК партии, похвалили за чуткость и поинтересовались – не надо ли чего?

Гимн на спор

По рассказам самого автора, и с гимном все получилось совершенно случайно: приехал с фронта, пошли с Эль-Регистаном «подкрепиться» в «Арагви», а там пишущая братия обсуждает последнюю новость – объявлен конкурс на слова к гимну СССР. Кто-то задел Михалкова: «Тебя не пригласили – ты же детский писатель». Тот обиделся, завелся – в 1943 году ему было 30 лет, он был азартным молодым человеком.

Сели с Эль-Регистаном в гостинице, посмотрели в энциклопедии, что это вообще за штука такая – гимн. И за вечер накатали первый вариант, а потом сами удивились, когда раздался звонок из Кремля: текст понравился, хоть и требует некоторых поправок. Ну, например, там были такие слова: «Мы их били, мы их бьем…», кто-то заметил, что если это пропеть, звучит довольно неприлично.

Когда их вызвали в Кремль первый раз, перед тем, как войти в кабинет Сталина, они машинально перекрестились. Но потом привыкли.

«Обмывали» новый гимн в непринужденной обстановке: Сталин, Берия, Ворошилов и другие официальные лица. Михалков рассказывал, что Сталин был в хорошем настроении, доброжелательно шутил: «Он знал много моих стихов и просил почитать «Дядю Степу» и другие. Я читал – а он смеялся до слез, и слезы капали у него с усов».

«Вы партийный, молодой человек? – спросил усач. «Нет», – ответил тот.

«Ну ничего, это не страшно. Я тоже был когда-то беспартийным», – Сталин явно намекнул, что Михалков может немедленно писать заявление о приеме в КПСС.

«Но я этого делать не стал. Я верил в Бога и по своим убеждениям не мог носить партбилет. К тому же, честно говоря, – вообще не выношу дисциплины», – вспоминал потом Михалков.

А в 1988 году умерла первая жена Сергея Владимировича Наталья Петровна Кончаловская, отпевал ее сам патриарх в соборе Свято-Данилова монастыря, в реставрации которого супруги Михалковы принимали активное участие.

Проститься пришло очень много людей, так Сергей Владимирович был единственным, кто демонстративно не крестился и свечки не держал. «Это когда они все успели так приблизиться к Богу? Не понимаю», – ворчал он.

Такое подростковое упрямство и стремление делать в жизни только то, что ему кажется правильным, впрочем, не помешало Классику еще раз, уже третий, переписать слова гимна, заменив сначала Сталина на Ленина, а потом Ленина на Бога.

Можно ли упрекать за это поэта? Или он только фиксирует то, что видит и чувствует в атмосфере, в стране? На этот вопрос, наверное, каждый должен искать собственный ответ.

Сергей Владимирович Михалков, очевидно, руководствовался в своей жизни сводом правил, которые сам для себя признал непререкаемыми. Он называл это «внутренним стержнем». Этот его внутренний стержень мог не всем нравиться, но он у него был. А это нынче случается так редко.

«В России надо жить долго – интересно!», – сказал как-то Корней Чуковский. Сергей Владимирович Михалков прожил очень долгую жизнь. Он жил при царе и при Сталине, при Хрущеве и Путине.

Когда ему было уже за 90, на традиционный вопрос: «Как вам удалось в таком возрасте сохранить оптимизм и радость жизни?» он всегда советовал перечитать свое стихотворение «Мой секрет». Оно действительно многое рассказывает о его авторе, хотя и не объясняет все-таки главного: как ему это удается.

Держава Детства далеко

Осталась позади.

«Хочу назад!» – сказать легко.

Попробуй попади.

А я могу! Но свой секрет

Я не открою вам,

Как я, уже десятки лет,

Живу и тут и там.

Подготовила Наталья Афанасьева

Политика,Творчество,Юмор

05.01.2013

Почему так много было кукурузы, почему в апреле запахи острей, почему зимою хочется арбуза..?

Предлагаю маленькое путешествие в славное советское прошлое вместе с Анжелой Джерих –
украинской художницей с немного наивным, ироничным и грустным взглядом на это уже далекое теперь время,
где, как поет Олег Митяев, вообще-то было все, как у людей…

…И тот пьянящий запах новеньких сандалий,
И в кульке за рубль десять карамель,
В шариковой ручке радостный Гагарин…
Так ничто не может радовать теперь.

Но, как с пластинки пыльной,
Пляжный визг нам слышен,
Память наша пленкой рвется, как в кино.
И как же мы бессильны пирожками с вишней
Возвратить ту радость детства своего…